Клиническая ангиология

- заболевания артерий и вен воспалительного и невоспалительного характера, этиология и патогенез, клиника и диагностика, лечение и профилактика сосудистых заболеваний.

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

АНТИБИОТИКИ (дополнение к ст. "Антибиотики", БМЭ, изд. II, т. 2).

Механизмы резистентности

Под резистентностью (устойчивостью) микроорганизмов принято понимать временную или постоянную утрату ими первоначальной чувствительности к действию тех или иных активных антимикробных агентов.

Проблема резистентности микроорганизмов к антибактериальным агентам возникла и разрабатывается в связи с развитием химиотерапии (см. т. 33).

Возможность повышения резистентности микробов к антисептическим веществам и ядам была установлена в 1887 г. М. Г. Косяковым.

В 1911 г. Эрлих (P. Erlich) установил, что при лечении зараженных трипаносомами мышей могут возникать рецидивы, вызванные паразитами, утратившими первоначальную чувствительность к применяемым лечебным препаратам. Приобретенная при этом устойчивость возбудителей инфекций сохранялась даже после многочисленных пассажей их через организм нелеченных животных. Этот факт указывал на определенные наследственно передающиеся изменения, происходящие в паразитах под влиянием лекарства. Одновременно было установлено, что способность приобретения устойчивости распространяется на различные вещества, принадлежащие к одной и той же химической группе соединений.

Доказано, что появление устойчивых форм микроорганизмов наблюдается у большинства микробов и в отношении почти всех известных химиотерапевтических веществ, применяемых для лечения инфекционных заболеваний. Так, первые сообщения о резистентности микробов к сульфаниламидам появились в 1939 г. вскоре после синтеза этих соединений. Почти одновременно с первыми сообщениями о мощном бактерицидном действии пенициллина в 1941 г. были получены сведения о развитии резистентности бактерий к этому антибиотику. В 1946 г. стало известно о способности бактерий приобретать резистентность к стрептомицину. Доказано появление микробов, устойчивых к хлормицетину, тетрациклинам, антибиотикам эритромициновой группы, препаратам неомицинового ряда и мн. др.

Патогенные микроорганизмы становятся устойчивыми к антибиотикам в опытах in vitro, в экспериментах на животных и в условиях клиники. Необходимо отметить, что понятие чувствительности или устойчивости микроорганизмов к химиотерапевтическим веществам является относительным. Обычно, когда говорят об устойчивости микробов к лекарственным веществам, имеют в виду, что рост данного вида микроорганизма не подавляется концентрациями препарата, достигаемыми в организме человека или инфицированных животных при применении этих веществ в переносимых дозах.

Скорость и степень приобретения устойчивости подвержены значительным колебаниям и зависят от природы антибактериального агента, длительности его воздействия, индивидуальных особенностей микроорганизмов и многих других факторов.

При изучении биологического механизма возникновения лекарственноустойчивых форм микроорганизмов значительную роль отводят неоднородности микробной популяции и степени чувствительности ее к тому или иному химиотерапевтическому веществу, т. е. наличию в этих популяциях бактерий с предсуществующей резистентностью к антибиотикам. Под действием субмаксимальных концентраций активного препарата как в опытах in vitro, так и in vivo погибает лишь наиболее чувствительная часть микробной популяции и остается "селекционированной" именно та часть популяции, которая состоит из наименее чувствительных особей. Такого рода селекцией и объясняется быстрое изменение в течение лечения микробной чувствительности, которое не является генетически подкрепленным it быстро исчезает после прекращения лечения.

По скорости возникновения антибиотикоустойчивых форм микроорганизмов in vitro принято относить их к двум основным типам приобретения резистентности: 1) стрептомициновому типу (резкое, скачкообразное повышение резистентности); 2) пенициллиновому типу (медленное, постепенное повышение резистентности).

Продолжительностью контакта микробов с тем или иным препаратом многие исследователи объясняют высокий процент устойчивых бактерий, встречающийся в отношении препаратов, сравнительно давно применяющихся в клинике, и еще относительно низкий процент появления резистентных микроорганизмов к недавно открытым антибиотикам и некоторым синтетическим препаратам.

Установлено, что резистентные бактерии характеризуются утратой чувствительности не только к тому антибиотическому веществу, которым на них воздействовали, но также и к препаратам, имеющим с ним сходное химическое строение или обладающим сходными механизмами действия на бактериальную клетку. Речь идет о так наз. групповой перекрестной резистентности. В связи с этим проблема лекарственной резистентности микроорганизмов представляется теперь более сложной, чем предполагалось вначале. Это объясняется, с одной стороны, увеличением числа антибиотических препаратов, используемых в больницах, а с другой стороны,- появлением и широким распространением микробов, резистентных одновременно к нескольким препаратам (проблема множественной резистентности бактерий к антибиотикам).

Основные механизмы возникновения антибиотикорезистентных микроорганизмов. Совершенно четко установлено, что не существует какого-то единого механизма возникновения антибиотикорезистентных форм микробов. Несмотря на различия в механизме действия антибиотиков на бактерии и конечных механизмах формирования наследственной резистентности к ним, устойчивость возникает в результате изменений в генетическом аппарате микроорганизмов. Генетическая природа лекарственной резистентности подтверждается индукцией устойчивости при помощи мутагенов, а также таких генетических процессов, как трансформация, трансдукция и конъюгация, которые играют весьма важную роль в передаче признака антибиотикорезистентности у бактерий.

Одним из довольно важных механизмов, принимающих участие в распространении антибиотикорезистентных форм бактерий, является образование ими ферментов, разрушающих антибиотические препараты (образование стафилококками фермента пенициллиназы, разрушающего пенициллин, обнаружение у грамотрицательных микроорганизмов хлорамфениколнитроредуктазы, ингибирующей действие хлорамфеникола, и др.).

В опытах по трансформации антибиотикоустойчивости, проведенных Хочкиссом (R. S. Hotchkiss, 1951, 1952), была осуществлена передача пенициллино- и стрептомицинорезистентности чувствительному к обоим этим антибиотикам штамму Diplococcus pneumoniae при помощи ДНК, изолированной из устойчивых к этим антибиотикам культур пневмококков. Этот эксперимент был подтвержден и на других видах микроорганизмов: стрептококках (Р. Пакула, Э. Гуланичка, В. Вильчак, 1959), Вас. subtilis (А. А. Прозоров, 1966), и др.

Под трансдукцией в микробиологии принято понимать такой генетический процесс, в котором передача генетического материала осуществляется при помощи умеренных бактериальных вирусов (фагов). Установлено, что процесс трансдукции играет определенную роль и в передаче антибиотикорезистентности у бактерий.

Особое значение в последние годы в передаче антибиотикорезистентности придают процессу конъюгации. В 1959 г. в Японии был установлен факт, что лекарственная устойчивость может быть передана от одной бактериальной клетки к другой [Ватанабе (Т. Watanabe) и др.] прямым контактом клетки с клеткой, что было названо инфекционной лекарственной резистентностью. Этот феномен был открыт в Японии, так как там все чаще стали появляться штаммы дизентерийных бактерий, устойчивые одновременно к 4 препаратам - сульфаниламидам, стрептомицину, хлорамфениколу и тетрациклину. Оказалось, что у некоторых людей в кишечнике встречаются штаммы кишечных палочек с такой же множественной устойчивостью к препаратам. Осяи и Акиба (К. Oshiai, Т. Akiba) с сотр. (1959) предположили, что развитие множественной резистентности у дизентерийных бактерий происходит благодаря передаче этого фактора в кишечном тракте человека от множественноустойчивой кишечной палочки к чувствительному к антибиотикам дизентерийному штамму. Подобное положение было подтверждено в опытах in vitro.

Трансмиссивные компоненты бактериальных клеток, участвующие в процессе передачи и ответственные за лекарственную резистентность, известны теперь как факторы передачи резистентности (ФПР, или R-факторы). Эти R-факторы, которые не удается выделить ультрафильтрацией (как выделяют факторы трансдукции или трансформации), обязательно требуют для передачи прямого контакта между целыми клетками донора и реципиента. Поэтому многие авторы (Ватанабе и др.) считают, что R-факторы передаются в процессе конъюгации и обладают многими из свойств, присущих бактериальным энисомам. Ледер-берг (J. Lederberg, 1952) считал, что, хотя R-факторы рассматривают как структуры, идентичные с эписомами, еще не доказано, что они могут быть интегрированы на хромосоме, и поэтому их лучше пока рассматривать как плазмиды.

Большинство грамотрицательных бактерий несет R-факторы; они найдены у большинства представителей Enterobacteriасеае(дизентерийные бактерии, возбудители брюшного тифа, Serrat ia и Proteus, а также холерный вибрион, Ps. aeruginosa и различные штаммы Pasteurella). До сих пор не удалось передать R-фактор грамположительным бактериям. Очевидно, R-факторы распространены среди важнейших патогенетических видов бактерий человека и имеют большое значение для клинической медицины.

В 1963 г. Лебек (G. Lebek) в ФРГ выделил новый R-фактор, который, помимо устойчивости к четырем вышеперечисленным антибиотикам, вызывал резистентность к канамицину и неомицину. Андерсон и Дат-та (Anderson, Н. Datta) сообщили о выделении R-фактора, передающего резистентность к пенициллину и его производным. Такие факторы широко распространены в Европе. Селекция антибиотикорезистентных бактерий антибиотическими веществами играет важную роль в распространении R-факторов. Имеются сообщения о распространении R-факторов в ряде стран Юго-Восточной Азии, Южной Америки и США.

Важным моментом в распространении R-факторов среди патогенных видов микроорганизмов является то, что они передаются этим бактериям обычно от непатогенных микробов, таких, как кишечная палочка. Интересно отметить, что культуры, которым передан R-фактор, отличаются только их резистентностью к антибиотическим препаратам, в то время как другие их свойства остаются без изменений. Самая высокая передача R-факторов отмечалась в пределах 10-1 и 10-2 индуцированных клеток на донорскую клетку при смешанном культивировании (t°=37°, в течение 60 мин.). Частота передачи R-фактора брюшнотифозным бактериям и Vibrio обычно гораздо ниже (10-8 на донорскую клетку или даже еще ниже).

Частота передачи R-факторов in vitro ниже, чем in vivo. Селективное действие антибиотиков играет важную роль в образовании бактериальных клонов носителей R-факторов и в их дальнейшем распространении. Селекции обычно придается важное значение при спонтанных мутациях как одному из механизмов антибиотикорезистентности, но селекция играет также очень важную роль в механизме развития лекарственнорезистентных бактерий и при других типах генетической передачи.

При изучении R-факторов было выявлено, что передача ими резистентности к антибиотикам происходит без передачи бактериальной хромосомы. Отсюда следует, что R-факторы обычно находятся в цитоплазме бактериальной клетки. Кроме того, установлено, что R-факторы можно элиминировать при воздействии на бактерии акридиновыми красителями (акрифлавином и акридиновым оранжевым), в результате чего лекарственнорезистентные бактерии превращаются в чувствительные. Акридиновые красители известны как соединения, способные элиминировать различные цитоплазматические факторы, такие, как половой фактор (F) и др. Этот факт заставляет предположить по аналогии, что R-факторы находятся в цитоплазме и являются внехромосомными цитоплазматическими элементами.

Иногда R-факторы спонтанно утрачиваются, очевидно, вследствие несбалансированной репликации этих факторов и бактериальных хромосом.

R-факторы являются самореплицирующимися единицами, несущими генетическую информацию лекарственной резистентности, которая передается при конъюгации. Теперь уже четко установлено, что R-фактор состоит из нуклеиновой кислоты. Это доказано тем, что распад радиоактивного Р32, включенного в R-фактор, приводит к его инактивации. Кроме того, R-факторы инактивируются также при ультрафиолетовом облучении; это также указывает на то, что они состоят из субстанции, чувствительной к ультрафиолетовому облучению, т. е. из ДНК. Следовательно, молекулярная природа R-факторов аналогична природе полового фактора и других эписомных элементов, что указывает на их общее происхождение. Окамото и Судзуки (I. Okamoto, S. Suzuki, 1965) показали, что бактерии, несущие R-факторы, синтезируют ферменты, которые специфически инактивируют стрептомицин, канамицин и хлорамфеникол, и фракционировали эти ферменты при помощи хроматографии на колонках.

Андерсон и Датта (1965) также наблюдали, что R-факторы, несущие резистентность к пенициллину, обладают информацией для синтеза пенициллининактивирующих ферментов. Ферменты, инактивирующие стрептомицин, канамицин, хлорамфеникол, пенициллин и его дериваты, очевидно, являются конститутивными, так как бактерии, растущие в отсутствии этих антибиотиков, имеют полный комплект данных ферментов.

Давно известно, что резистентность к пенициллину, особенно у культур стафилококков, выделенных от больных, обязана их способности продуцировать пенициллиназу (Р-лактамазу), которая разрушает этот антибиотик, и в результате микробы могут свободно развиваться. Однако только относительно недавно было проведено систематическое изучение этого фермента под генетическим и биохимическим контролем его синтеза. Было показано, что гены, ответственные за синтез пенициллиназы у стафилококков, имеют виехромосомный фактор. Этот генетический элемент был назван плазмидой, так как имеются различия между ним и истинными эписомами. Установлено, что акридиновые красители не тормозят роста бактерий, несущих плазмиды, и вследствие этого не происходит селекции вариантов, утративших пенициллиназу. Кроме того, пока еще нет экспериментальных доказательств, что гены, ответственные за синтез пенициллиназы, могут существовать как интегрированная часть бактериальной хромосомы. Описано несколько типов пенициллиназных плазмид. Генетическая область, ответственная за синтез пенициллиназы в культурах стафилококков, представлена структурным геном, который определяет аминокислотный состав и последовательность самой пенициллиназной молекулы, и геном, который определяет индуцибельность синтеза стафилококковой пенициллиназы. Установлены три типа естественно возникающих стафилококковых пенициллиназ (А, В, С), которые имеют близкий мол. вес (около 29 500) и сходный, пока не идентифицированный аминокислотный состав.

Возможность существования других адаптивных энзимов, способных разрушать соответствующие антибиотики, в настоящее время установлена для отдельных препаратов, но их роль в процессе приобретения устойчивости еще не доказана.

X. Планельес, А. Мороз.

Обзор новых антибиотиков за 1966-1968 гг.

В последние годы описано большое количество новых антибиотиков, однако интерес заслуживает лишь сравнительно небольшая их часть.

По-прежнему значительное внимание уделяют получению полусинтетических антибиотиков и в первую очередь производных 6-аминопенициллановой кислоты (6-AПK), а также производных 7-аминоцефалоспорановой кислоты (7-АЦК). Основное достоинство этих препаратов заключается в том, что они действуют на микроорганизмы, в частности на стафилококки, устойчивые к пенициллину. Вместе с тем ряд препаратов этой группы, в отличие от основных антибиотиков, обладает широким спектром действия, что, естественно, имеет большое практическое значение.

Среди новых производных 6-АПК следует отметить диклоксациллин (Dicloxacillin), который действует на стафилококки, устойчивые к пенициллину. Он выгодно отличается высокой степенью всасываемости при приеме внутрь. В частности, при равных дозах он создает в сыворотке крови более высокие концентрации по сравнению, например, с оксациллином.

Представляет интерес также гетациллин (Hetacillin), спектр действия которого подобен ампициллину; гетациллин создает, однако, более высокие концентрации в сыворотке крови. К этой группе препаратов относится и карбенициллин (Carbenicillin), или пиопен, - новый полусинтетический антибиотик. В отличие от ампициллина, он активнее для большего числа бактериальных видов. На устойчивые к пенициллину стафилококки не действует. Наибольший интерес представляет его активность в отношении Ps. aeruginosa и некоторых видов Proteus, устойчивых к ампициллину. Применяется парэнтерально.

Новая серия производных - 6-АПК-6-(β-ацилэтиленамино)-пенициллинаты - обладает высокой антимикробной активностью по отношению к пеннциллиноустойчивым штаммам стафилококка. Пиридил-метилпенициллины, полученные на основе 6-АПК, обладают значительно большей активностью в отношении грамотрицательных микроорганизмов по сравнению с бензилпенициллином.

Родоначальником полусинтетических производных 7-АЦК является цефалотин (Cephalotin) - препарат широкого спектра действия, неактивный при приеме внутрь и применяемый внутримышечно или внутривенно. Устойчивость к стафилококковой пенициллиназе, исключительно низкая токсичность, а также отсутствие перекрестной аллергической реакции с пенициллином делают цефалотин ценным препаратом в борьбе с рядом тяжелых бактериальных инфекции.

Производное 7-АЦК - цефалоридин (Cephaloridine); показания к применению такие же, как и для цефалотина; вводят парэнтерально. При внутримышечном введении равных доз обоих препаратов цефалоридин создает в сыворотке крови большие концентрации. Однако ввиду большей чувствительности цефалоридина к пенициллиназе по сравнению с цефалотином он менее эффективен при стафилококковом сепсисе. Новое производное цефалоспорина - цефалоглицин (Cephaloglycin), в отличие от других представителей группы, хорошо всасывается из желудочно-кишечного тракта.

Максимальные концентрации цефалоглицина в крови после приема препарата внутрь соответствуют бактериостатическим для золотистого стафилококка и кишечной палочки, а также достаточно высоки для подавления роста более 90% протея мирабилис и более 70% штаммов клебсиелл.

Семейство пенициллинов пополнилось негафиллином (Negaphillin), выделенным из культуральной жидкости Реnicillium chrysogenum Q-176. Негафиллин устойчив к действию пенициллиназы, заметно отличается от производных 6-АПК, обладает высокой активностью только в отношении грамотрицательных микроорганизмов.

В настоящее время для лечения заболеваний, вызываемых устойчивыми к пенициллину стафилококками, широкое применение нашли антибиотики группы макролидов и другие близкие им препараты. Из новых макролидов заслуживает внимания йозамицин (Josamycin), выделенный из культуральной жидкости Staphylococcus narbonesist var. josamyceticus.

Препарат в виде бесцветных кристаллов обладает выраженной активностью в отношении грамположительных микроорганизмов и слабой - в отношении грамотрицательных. Стафилококки, устойчивые к другим антибиотикам, за исключением эритромицина или карбомицина, чувствительны к действию йозамицина. Препарат хорошо всасывается из желудочно-кишечного тракта, обладает слабой токсичностью. Другой представитель этой группы - шинкомицин А (Shincomycin А), полученный из культуральной жидкости S. flavochromogenes R-903, активен только в отношении грамположительных микроорганизмов. Интерес к этому препарату определяется тем, что штаммы стафилококков, устойчивые и к эритромицину или сигмамицину, чувствительны к действию шинкомицина. Препарат обладает слабой токсичностью. Помимо указанных макролидов, очевидно, заслуживает внимания выделенный из шести компонентов лейкомицина комплекс А1 (ЛM-A1). Спектр ЛМ-А1 аналогичен спектру действия эритромицина. ЛМ-А1 активнее в отношении грамположительных микроорганизмов, чем ленкомицин.

Среди антибиотиков, активных в отношении устойчивых к пенициллину стафилококков, большой интерес представляет линкомицин (Linkomycin), или линкоцин, выделенный из культуральной жидкости S. lincolnensis. Активен в отношении грамположительных микроорганизмов. Препарат выпускается для применения внутрь, внутримышечно или внутривенно.

Суточная доза - 1,0-2,5 г; при тяжелых заболеваниях доза может быть увеличена до 3,5 г. Применение линкомицина показано преимущественно при лечении тяжелых стафилококковых инфекций.

Близким по своей активности к линкомицину является новый антибиотик пристинамицин (Pristinamycine). Эффективность этого антибиотика в отношении стафилококков уступает лишь рифамицину. В настоящее время имеется достаточный опыт применения пристинамицина в лечении стафилококковых инфекций. Применяется внутрь.

За последние годы внимание клиницистов привлекает группа антибиотиков, объединенных под названием рифамицины, родоначальником которой является рифамицин SV (Riphamycin SV), или рифоцин. Препарат наиболее активен в отношении грамположительных микроорганизмов, а также микобактерий туберкулеза. Устойчивые к другим антибиотикам, микроорганизмы обладают чувствительностью к рифамицину SV. При лечении туберкулеза обладает синергическим действием с другими противотуберкулезными препаратами. Сенсибилизирующее действие выражено крайне слабо. Препарат длительно задерживается в очаге воспаления, выделяется в основном с желчью и повторно всасывается в кишечнике. Он с успехом применяется при лечении больных с гнойной инфекцией, инфекцией желчных путей, легочном и нелегочном туберкулезе. Вводят внутримышечно, внутривенно или местно. Другой, наиболее интересный представитель этой группы - рифамид (Riphamid) - полусинтетическое производное диэтиламида рифамицина. Активность препарата выше, чем основного антибиотика; он создает высокие концентрации в желчи, что определяет успешное применение его при холециститах и других бактериальных инфекциях желчных путей. Эффективен в отношении стафилококков, устойчивых к другим антибиотикам Побочного действия не отмечено. Рифампицин (Riphampicin) получен при взаимодействии 3-формилрифамицина SV с 1-амино-4-метил-пиперазином в тетрагидрофуране. Препарат отличается от других рифамицинов тем, что обладает высокой активностью при введении внутрь. После приема per os 150 мг рифампицина терапевтические концентрации препарата обнаруживаются в сыворотке крови в течение 8 час., 450 мг - до 24 час. Показания к применению те же, что и для других рифамицинов.

Получен ряд антибиотиков, активных в отношении грамположительных микроорганизмов вообще и устойчивых к различным антибиотикам стафилококков в частности. Эрикамицин (Ericamycin) выделен из культуральной жидкости S. SE = 548. К эрикамицину высокочувствительны стафилококки, устойчивые к пенициллину, стрептомицину, хлорамфениколу, эритромицину, канамицину. Цинеромицин A (Cineromycin А) синтезируется S. cinerochromogenes. Споравиридин (Sporaviridin) синтезируется Strep tosporaginum viridogriseum.

Среди новых антибиотиков широкого спектра действия перспективным является гентампцин (син.: рефобацин, Gentamycin), выделенный из актиномицета; по химической природе - псевдоолигосахарид, что позволяет отнести его к группе стрептомицина. Хорошо растворим в воде, стабилен. Эффективен в отношении инфекций, вызываемых протеем и палочкой сине-зеленого гноя. Он активнее, чем канамицин, неомицин, полимиксин и тетрациклин. Препарат показан при заболеваниях мочевых путей, вторичной ожоговой инфекции, при обширных открытых ранах, при общей тяжелой инфекции, вызванной грамположительными и грамотрицательными микроорганизмами, устойчивыми к другим антибиотикам; при приеме внутрь плохо всасывается, вследствие чего применяется внутримышечно, внутривенно или местно; обладает нейротоксическим действием в отношении вестибулярного аппарата, что ограничивает возможность его широкого применения.

Семейство тетрациклинов пополняется различными производными основных представителей этой группы препаратов. Среди них наибольшего внимания заслуживает метациклин (син.: рондомицин, Меthacyclin) - полусинтетическое производное окситетрациклина. Препарат создает более высокие концентрации в организме по сравнению с окситетрациклпном. Получил широкое распространение в клинической практике.

6-дезокситетрациклин (6-Dezoxitetracyclin) - новый препарат; подавляет рост микроорганизмов в меньших концентрациях, чем тетрациклин; устойчивость к нему развивается медленно, при введении в организм создаются более высокие концентрации по сравнению с тетрациклином.

В последние годы описан ряд противотуберкулезных антибиотиков: блеомицин А (Bleomycin А) и блеомицин Б (Bleomycin В), выделенные из культуральной жидкости S. verticillus, являются серусодержащими полипептидами, не растворимы в большинстве органических растворителей, хорошо растворимы в воде, подавляют рост грамположительных и грамотрицательных бактерий, особенно активны в отношении микобактерий туберкулеза, в том числе устойчивых к стрептомицину и канамицину; трикуламицин (Triculamycin) выделен из культуральной жидкости S. triculaminicus, по химической природе - полипептид, хорошо растворим в воде, не растворим в органических растворителях, обладает антибиотической активностью преимущественно в отношении микобактерий, рост которых подавляет в концентрации 0,002-0,5 мкг/мл.

Представляют интерес некоторые противогрибные антибиотики. Пимарицин (Pimaricin)- полиеновый антибиотик, выделенный из S. natalensis или S. gilvosporeus. Белый кристаллический порошок, трудно растворимый в воде и высших спиртах, хорошо в некоторых органических растворителях. Активен в отношении грибов (дрожжей, плесневых грибов, дерматофитов). Получил распространение в гинекологической практике при лечении кольпитов, вызванных Trichomonas vaginalis и Candida albicans, при микотических поражениях кожи; обнадеживающие результаты обнаружены при лечении микозов легких аэрозолями пимарицина. Применять внутрь не рекомендуется. Брамицин (Bramycin), выделенный из S. diastatochromogenes, активен в отношении Penicillium chrysogenum, Piricularia oryzae, Alternaria citri; высокоактивен в отношении фитопатогенных грибов. Цианеин (Cyanein), выделенный из Penicillium simplicissimum, эффективен по отношению к Saccharomyces cerevisiae, Candida albicans, Aspergillus fumigatus. Спинамицин (Spinamycin), выделенный из S. albospinus, подавляет рост дрожжевых и мицелиальных грибов. Близок к нему по своему действию дурамицин (Durhamycin).

Вопрос эффективности противоопухолевых антибиотиков в клинических условиях нуждается в дальнейшем изучении. Новые противоопухолевые антибиотики: блеомицин А в эксперименте оказывает выраженное действие при раке кожи; феномицин (Phenomycin), выделенный из S. fervens, - основной пептид, угнетает асцитную форму карциномы Эрлиха и протеиновый синтез в гомогенатах клеток; ийомицин (Jomycin), выделенный из культуральной жидкости S. phaeverticillatus, обладает выраженной активностью при парэнтеральном введении мышам с карциномой Эрлиха, саркомой 180 и лейкемией SN-36; антрамицин (Antramycin), выделенный из культуральной жидкости S. refuineus, активен при карциноме Эрлиха (солидной и асцитной), саркоме 180, карциносаркоме Уокера и двух штаммах раковых клеток в культуре. Кроме того, описаны примокации, аланозин, флеомицины и др., обладающие противоопухолевой активностью в отношении ряда экспериментальных опухолей у животных.

Среди комбинированных препаратов следует особо отметить дипасфен, разработанный 3. В. Ермольевой и Е. А. Ведьминой. Дипасфен состоит из равных количеств дибиомицина, пасомицина и феноксиметилпенициллина. Обладает широким спектром действия, малотоксичен, не обладает кумулятивным действием. Показания к применению - различные инфекционные заболевания, в том числе кишечные инфекции, раневые осложнения.

В. Соболев.